Опера. Комедия. Гамлет.

«Гамлет»

У. Шекспир

Московский музыкальный театр им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко

Режиссер Владимира Кобекина

Дирижер Феликс Коробов

У оперы «Гамлет» много достоинств и всего два недостатка, а именно: жанр оперы и сам Гамлет. Будь постановка мюзиклом, не так бы сильно бросалось в глаза обилие жаргона – монологи легко смягчают самый жесткий текст, поданный с достаточной экспрессией. Но, увы, какой-то неспокойной душе захотелось добавить экпериментальности в классическое произведение...

С самим Гамлетом дело обстояло еще более запутанно. С одной стороны, режиссеру не хватило мужества пойти до конца и взять на главную роль афро-американца, а с другой – его воображение увидело принца Датского в заслуженном артисте республики Бурятия, Чингисе Аюшеве. Впрочем, голос у него сильный, но вот с актерскими способностями немного хуже. А для полного устрашения зрителя, в первом акте Гамлета одели аки бомжа с московской помойки. Вот вам и реализм, и адаптация под современность.

 

Но, несмотря на оба эти весьма существенных недостатка, достоинств у данной постановки определенно больше. В первую очередь, конечно, музыка – прекрасный живой оркестр под предводительством дирижера Феликса Коробова. И недаром при упоминании оперы все вокруг воздают хвалы композитору Владимиру Кобекину – фигуре широко известной в оперных кругах. Временами хотелось просто выключить картинку, отфильтровать голоса, откинуться в кресле и наслаждаться этой замечательной музыкой!

 

Чудесно играл Полоний (Роман Улыбкин), в его костюме весьма органично сплелись зеленая шинель и золотистые пуанты. Без сомнения, сочный бас актера добавлял некоторую брутальность его комедийному персонажу. Вообще всех очаровали 3 толстяка этой оперы: Полоний, Гильденстерн  и хозяин трупы актеров, играющих пародию на короля.

 

Выход короля Дании (Дмитрий Кондратков) с душевым шлангом в руках, в трусах с британским флагом во время арии-монолога, за 2 минуты до шаржа на Элвиса, ознаменовался фразой: «Кто из нас не любит попеть в душе». Вообще король держался молодцом, был достаточно подл, коварен и властолюбив. Королева же (Ирина Ващенко)  разрушала барабанные перепонки, раз за разом беря все более высокие ноты, не забывая при этом менять наряды от гротескного зеленого платья с красной шляпой до ультрасовременного короткого черного.

 

Офелия врезалась в память как обладательница шикарных волос и белой футболки с фотографией личности, подозрительно смахивающей на кумира молодежи Диму Билана. Актрисе Ларисе Андреевой, без сомнения, роль удалась. А ее последняя ария с осознанием того, что Гамлет убил ее отца, в преддверии самоубийства, возьмет за душу даже прирожденных циников, для которых, в сущности, и делалась вся эта катавасия.

 

Появившиеся после антракта пустые кресла любителей классической оперы в летах и каменьях без слов говорили о специфичности оперы, неспроста показываемой именно в малом зале музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. Остается надеяться, что бедные бабушки смогли прорваться на главную сцену театра, на которой в то же самое время (вплоть до совпадения антрактов), шла какая-то классическая опера с шикарными костюмами и высокими прическами.

 

 

Дарья Комарова