Если бы да кабы да в Москве Мамакабо

Продюсер Тимур Ведерников уже устраивал мероприятия под флагами Мамакабо в Москве, но либо на закрытой площадке, либо в гостях у другого фестиваля (Усадьба-Джаз 2010). Так что в этом году у Мамакабоши и его друзей случился, наконец, полноценный дебют в «высшем свете». На этот раз их приютил Зелёный театр Парка Горького. 

Площадка эта, скажем честно, тесновата для фестиваля, привыкшего вольготно раскинуться несколькими сценами на берегу Волги или Черного моря. Обшарпанные скамейки и бетонный загончик перед сценой едва ли оправдывают гордые указатели «Партер» и «Фан-зона». Кроме, собственно, музыки на территории нашлось место лишь для пары палаток с сувенирами и шашлыками. «Благородной» альтернативой пиву на фестивале стали коктейли с ромом. Лозунгу «Продли себе лето» погода соответствовала без должного усердия, спустя рукава. С разгоном туч мэр Собянин обещал подсобить, но не преуспел. Поначалу солнце еще выглядывало и ребят из детдомов угощали мороженым, но до финала они не досидели, ибо не только поздно, но и холодно. Фестиваль посвящен памяти завсегдатая «Груши» и прочих Съездов КСП гитариста Андрея Баранова, владевшего также разнообразными народными щипковыми инструментами. «МамакабО» - название его единственного прижизненного альбома, приветствие и пожелание счастья на языке жителей вымышленного острова Провидения. Из творчества Баранова вытекает и жанровая стилистика фестиваля: гитарная музыка, авторская песня плюс этническая составляющая. Открывала программу громкая протяжная электрогитара Дмитрия Четвергова, перекрывшая остальных музыкантов коллектива. Сменивший его скрипач Эдгар исполнил под электронную минусовку две композиции с восточными и с цыганскими мотивами. Семейное трио гитариста Ивана Смирнова (с сыновьями Иваном на второй гитаре и Михаилом на перкуссии), напротив, представило живую акустическую музыку: этно-фьюжн-коктейль из испанских и африканских ритмов. Михаил Смирнов и его барабан джембе своим виртуозным соло даже удостоились отдельных аплодисментов от немногочисленных пока еще зрителей. Зрителей стало больше, когда на сцену вышел Алексей Кортнев с товарищами. В пересменке, пока устанавливались и подключались инструменты, Тимур Ведерников представлял его (и некоторых последующих «выступантов») совместно с Борисом Голиком иНиколаем Массальским. Для «Несчастного случая» они устроили вокальный мини-спектакль с битбоксом на мотив «Кармен-сюиты». Жаль, что микрофоны для этих якобы спонтанных сценок не были отлажены заранее. Вместо того чтобы «прикрыть» саундчек, троица устроила свой собственный с просьбами «включить одно» и «прибавить в монитор другое». «Несчастный случай» устроил собравшимся настоящий праздник, исполнив самые развеселые и танцевальные свои номера. Лишь «политически ангажированная» песня «Шла Саша по шоссе» о взаимоотношениях народа и власти выбивалась из общего ряда, хотя тоже была не лишена своеобразного горького юмора. «Павлик Петрович» Мордюков сменил саксофон на «духовой синтезатор» EWI и то хрипел баритоном, то свистел флейтой, но голоса чистой меди общему звучанию команды недоставало.

 

Чего не хватало музыке Ирины Богушевской, так это самоиронии. Чересчур серьезное отношение к себе – весьма распространенная беда в целом, тем паче на фоне заводного стеба про «0.5, 0.7, 0.33» и прочих овощных танго. «Что ты имела в виду?» - исступленно вопрошал Кортнев только что, словно предвидя Иринины «слышишь, только так и надо жить». Или: «Ведь дельфин не знает слова "Прощай"…» Как тут не вспомнить мирных, но гордых тюленей, которые никогда не встанут на колени, потому что нет у них колен? Пела Ирина по большей части трогательным детским голоском, лишь изредка отваживаясь нырнуть в хриплые приджазованные глубины. Однако нельзя не признать ее отменный вкус в выборе музыкантов. Гитарист Николай Сарабьянов, виртуоз всех жанров от панк-рока и джаз-рока до бразильщины и электронщины, в этот вечер особо отличился в блюзовых номерах, временами напоминая Карлоса Сантану. Заменивший Сергея Шитова кларнетист Антон Кончаков имел меньше возможностей заявить о себе, но превосходно сыграл мини-дуэль с Сарабьяновым. Группа Стаса Намина«Цветы» втиснула в бургер из двух булочек-нетленок («Честно говоря» про девчонок, на которых мы больше не глядим, и «Звездочка моя ясная») толстый-толстый слой рок-н-ролла, так что желающие веселиться продолжали отплясывать. Ностальгия по нонконформистскому ретро оказалась более чем востребованной, возможно продюсерам стоит подумать и о группе Gorky Park.

 

Самым притягательным магнитом среди участников стоит признать заезжего петербуржца Билли Новика: на блеск его контрабаса стайки зрителей слетелись к сцене аки бульварные г олуби на щедрую горсть пшена. Представляя «алкоджаз из Питера», Тимур Ведерников не удержался от неудачного каламбура, спросив, кто же такая «Алка», не Баянова ли. Билли мог знать или не знать о смерти исполнительницы романсов несколькими днями раньше, так или иначе, но реагировать он не стал и правильно сделал. Вместо этого оригинальный во всех смыслах состав Billy's Band (баян, электрогитара и саксофон – баснописцу Крылову такой Квартет и не снился) густо напитал опустившиеся сумерки экзистенциальной тоской по уходящему лету. Пусть «алко» в рецептурной формуле этого приворотного зелья больше, нежели «джаза», главное, что действует оно безотказно. Переставая цепляться за праотца-пропойцу Тома Уэйтса, лирический герой Билли Новика находит более естественный и индивидуальный голос. Где-то он похож на того же Кортнева, где-то на Валерия Леонтьева, при этом сохраняет собственную неподражаемую манеру, искусно маскируя синкопированные строчки под хроническое неумение попасть в ритм. Русскоязычную программу бэнда разбавил классический блюз из репертуара Кэба Кэллоуэя про «Лазарет святого Иакова» (St. James Infirmary Blues), в финале которого все четверо завыли дружным хором кладбищенских привидений.

 

Не менее ожидаемым событием вечера была презентация свежего материала с готовящегося к выпуску альбома Тимура Ведерникова. Мастер на все руки набрал внушительный коллектив с целой духовой секцией, а сам взялся за электрогитару (по собственному признанию – впервые со школьной скамьи), а также другие инструменты. Новые композиции и сам TV Band были приняты на ура, хотя лучшим аккомпанементом авторской песни были и остаются тиканье домашних часов или потрескиванье костра. Впрочем, с этим может не согласиться хэдлайнер фестиваля Леонид Агутин. После собственной программы таких признанных шлягеров как «Парень чернокожий» он не без удовольствия подыграл на клавишах Тимуру и его команде в заключительном хите всех времен и народов – «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались».

 

Заветное братское единение «формата» и «неформата» состоялось, и вопреки организационным накладкам и неполадкам московский дебют фестиваля можно провозгласить успешным. Вместе с поздравлениями организаторам причитаются честь и хвала, а также пожелания расти и не останавливаться на достигнутом. С 20 по 24 сентября Мамакабо отправляется в черноморский Геленджик в новом формате «пионерлагеря».

 

 

 Виктор Гарбарук